slideshow 1 slideshow 2 slideshow 3 slideshow 4

Подхватилин Николай Васильевич

 

Клинический психолог, руководитель психологической службы (1998-2011), ГУ Научно Исследовательский Институт Неотложной Детской Хирургии и Травматологии, президент АНО «Центр Эвристических Программ», руководитель Школы Русской Психотерапии, сотрудник Кафедры Клинической Психологии УРАО.

 

Нужен ли театр и музыка ребенку, который не станет профессиональным музыкантом, артистом?

Несомненно, нужно. Наверное, я начну с конца. Если у ребенка плохо идет учеба по математике, то, как не парадоксально, лучше всего ему помогают занятия музыкой. На уровне психических функций. Если это интересно, я расскажу, какая здесь взаимосвязь. Не говоря уже о физическом здоровье, на которое музыка оказывает хорошее, гармоничное влияние, на психику, а следовательно и на физиологию ребенка, на его выздоровление.

Какая здесь взаимосвязь? Как функционирует наша память: одно из свойств непроизвольного восприятия есть ассоциативная память. Мы видим дверь. Откуда мы знаем, что мы видим дверь? Наш мозг мгновенно, за доли секунды, в нашем бессознательном переворачиваются огромные пласты информации, в которых мы видели схожие предметы и кто-то нам когда-то говорил вслух с определенным тембром, скоростью слова, что это дверь. И мы когда на неё смотрим, нам кажется, что мы знаем, что это дверь. А в подсознании обрабатывается огромный объем информации. В котором есть и звуковая составляющая – «дверь» - с определенным темпом, ритмом и звуком, сказанная нам, наверное, родителями, что это дверь. И более того, нам дали пощупать эту дверь, тактильные ощущения от всех ручек. И визуальный ряд именно этой ручки вызывает тактильные и моторные реакции, которые соответствуют открыванию именно этой ручки.

К чему такое сравнение? Американские ученые подсчитали - одно из бесперспективных исследований - что за сутки в человеческом мозгу возникает до 65 000 ассоциативных мыслей, которые, к сожалению, ни к чему не ведут. Но мы видим что-то, и по этому поводу у нас пошли какие-то микро-мысли, рассуждения. Это показывает неосознанную работу мозга каждый день и, второе, показывает количество возможностей, которые мы не используем. Мозг – это второй орган в организме по энергопотреблению. Первый – это желудок, а второй – мозг. Огромное количество энергии.

Каким образом эта ассоциативная связь относится к музыке? Музыка есть не что иное… почему нам одна музыка нравится или не нравится? Это есть вызывание с помощью ассоциативной памяти тех или иных переживаний, которые были в жизни человека. Допустим, что у нас ключевое в музыке? Я анатомирую музыку. Сам я не музыкант, хотя некоторые произведения воспринимаю на уровне обывателя, нравится-не нравится, приятно-неприятно.

Что мне удобно слушать за рулем, а что удобно слушать, когда я возбужден? Когда я возбужден, я включаю радиостанцию 92.2 – классическая музыка. И, казалось бы, разве можно возбужденную психику меня, психотерапевта, успокоить какой-то музыкой? И, тем не менее, через 10 минут я успокаиваюсь. Я могу ответственно говорить, что она успокаивает.

Как работает эта ассоциация? Возьмем тот же ритм. Какая взаимосвязь? Если человек вслушивается в музыку (даже если не вслушивается или наоборот она звучит фоном очень медленно), то ритм вызывает… есть такой параметр – напряженность нервной системы. Есть расслабленное состояние нервной системы, когда все спокойно, а есть повышенный тонус. И это относится как к ситуации опасности, так к ситуации выбора, повышенного тонуса влюбленности и так далее.

Таким образом, ритм музыки влияет либо на сосредоточение, либо на расслабление. В данном случае, если мы говорим о расслаблении, то лучше, если это будет ритмичная музыка, соответствующая биоритмам, когда мы не спим. Классифицируются ритмы, их можно смело переложить на ноты, музыканты это знают. Наш мозг во время сна и бодрствования живет в разных ритмических единицах. И если написанная музыка частично попадает в эти ритм, то мы начинаем, как камертон, быть созвучны этим ритмам, входим в них и поднимается тонус, либо опускается. В зависимости от задачи и цели лечения, можно подбирать те или иные ритмы.

Если человеку надо быть расслабленным, то, соответственно, ритмы успокаивающие, если человеку надо наоборот собираться после депрессивных ситуаций, когда собраться нужно – наоборот возбуждающие. Что такое тон? Тон входит в музыку. Как он влияет? Это вибрация от высоких до низких. Первое, в наших затылочных частях мозга – это зрительные центры – находится 30% так называемых полиморфных клеток. Почему эта информация так важна? Что такое полиморфные клетки? К этим клеткам идут рецепторы как от зрительного ряда, как от слухового, так и от тактильного. Т.е. одна и та же клетка возбуждается либо от прикосновения, либо от звука, либо от того, что мы видим. Это очень важно.

Таким образом, если вы хорошо визуализируете и можете представить себе розу, если немножечко расслабитесь, вы вспомните тактильные ощущения, когда вы касались её лепестков. А потом вы вспомните запах. И даже звук. Например, он раздается при разворачивании букета с розами. Итак, образ может вызвать звук и ощущение. И наоборот. Любой звук… Мне вспоминается шелест цветов шиповника на ветру. Ветерок колышет, вечерний благоухающий аромат с этого куста… Звук, ветерок, у меня сразу ассоциативный ряд – сначала запах, а потом конкретный куст роз я вспомню.

Так вот если тон низкий, то он вызывает в основном воспоминания о телесных переживаниях. Хорошие или плохие – зависит от ритма и мелодии. Низкие тона отвечают за воспроизведение телесных воспоминаний. То есть низкие тона вызывают те или иные вибрации, начинается ряд ассоциативных воспоминаний, который связан с ранее запомненными телесными воспоминаниями. Они воспроизводят все ощущения конкретного события и вслед за ними, естественно, всплывает образ.

Высокие тона, высокие ноты, высокий звук, воспроизводит сначала визуальный ряд. Визуализация связана с затылочными частями головного мозга и ответственна за продуцирование визуального мышления: более творческого, способного к переработке более больших, более объемных блоков информации. При этом рождается более гармоничная и красивая «переливчатость» мыслительного процесса, лёгкость ума. А так как это визуально, соответственно, меньше телесного. А где «меньше тела», там более легкое настроение, более игривое.

Моцарт – это визуальное. Не включается тело. А где не включается тело – там игра воображения. Легкость мысли. Моцарта хорошо запускать, если у человека туго с математикой. Туго с математикой, значит, он на низких вибрациях, значит он пытается через ощущение воспринимать абстракцию, а абстракция через тяжелые телесные ощущения тяжело воспринимать. Его нужно вывести на легкость мышления. Здесь ещё важна мелодия. Это выражение сложных эмоций. Сочетание ритма и тона в определенной последовательности создает мелодию. Мелодия помогает вызвать сложные эмоции.

Т.е. если определенный вибрирующий тон или нота, если запустить её одну, вызовет строго определенное чувственно-телесное переживание, то их последовательное сочетание, движение чувств. Получается, определенный тон вызывает определенное чувство, ритм – определенный тонус, который я воспринимаю, у меня будет какое-то одно событие. А мелодия – это ведь разный тон и ритм в определенной последовательности. Это уже сложная эмоция, этим уже можно выразить какое-то сложное чувство.

Что такое симпатия? Это не просто кнопка «нравится-не нравится». Это переливчивость каких-то событий, сомнений, радости, разочарований, слияние всего этого. Мелодия, как говорят музыканты, она всегда приходит сверху. Из глубин так называемого сверхсознания. Есть такой термин, который в психотерапии, в психиатрии мало используется, но в психологии используется – есть ещё сверхсознание. Некая часть структуры человеческой психики, которая находится над человеком. Ближе к понятию Вернадского «ноосфера». Пускай со мной не согласны коллеги, но я говорю, что это есть.

И поэтому очень грамотно сложенное – я буду говорить, что ближе к медицине – грамотно сложенное воспроизведение определенных телесных переживаний с тонусом, если это приятное воспоминание и при этом наложен тон, определенный ритм, определенный тонус мышц, то расслабление, то напряжение, то тонус, все это в мелодии определенным образом сочтено, то это начинает гармонизировать наши нейро-эндокринные процессы, обмен веществ.

В музыке есть ещё одна характеристика - гармония. Гармоничное воспроизведение звуков есть отражение самого процесса жизни. Когда звуки друг с другом сочетаются, один проистекает из другого. То это гармонизирует не только обмен веществ, но и всю нашу психическую жизнь. Почему у человека с математикой и с выздоровлением трудности? В моей практике мы когда-то создавали методы неотложной скорой помощи психологической. Мы дошли до архетипов Карла Юнга, которые в виде символа-образа определяют Судьбу человека и находятся в глубинах бессознательного. Более близкий по времени исследователь данного феномена Карл Прибрам           говорил, что человек живет, сообразуясь с некоторыми структурами образов достижения результата. Некий голографический образ, который мозг проецирует на реальность, и реальность на мозг. Он звучащий, он живой, он объемный, и психика ведет нас к этому образу достижения.

Пример связи вышеназванного образа с выздоровлением. Допустим, если это суицид. Допустим, это тяжелая травма. И здесь прямая корреляция и нами доказано, что очень часто дети медленно выздоравливают, потому что у них по каким-то причинам в глубине психики не создается Образ себя здорового. Переход от болезненного состояния - видеть себя здоровым, счастливым. А как, я же не могу выздороветь, я же больной? Так вот, музыка, благодаря ассоциативным рядам за счет гармонии и мелодии очень красиво приводит от болезни к выздоровлению, и в психике возникает очень гармоничный, последовательный алгоритм достижения этого состояния. И тогда подсознательный образ выздоровления может быть создан автоматически, благодаря тому, что музыка к этому приводит.

И тогда организм автоматически, через звуки ведёт себя к здоровью (звук ветра вызывает образ куста), и я наконец-то себя вижу счастливым. Дети-инвалиды, которые не видят себя, потому что они не думают, что они чего-то достигнут и т.д., мы им создаем состояние острого стресса, состояние образа достижения – раз с тобой это случилось, значит Бог дал тебе быть великим композитором, программистом, ну что можно делать инвалидом. Мы несколько лукавим, конечно. Но это лучше, чем депрессия до конца своих дней. Что ты не калека, а ты избран.

А может быть действительно так? Мы же вообще в этой жизни ничего не знаем. «Есть только, друг Горацио, на этом свете, что и не снилось нашим мудрецам». Я считаю так, это моё глубокое убеждение. Потому что здесь у нас и смерти случаются, это медицина катастроф. Волей-неволей становишься верующим человеком, потому что если человек не погиб, значит он для чего-то нужен Богу. А раз он нужен, то тогда надо помочь ему догадаться, для чего он нужен. И он нужен именно в этой форме, чтобы не отвлекался ни на что другое. Вот эту тоненькую, иногда как паутинку, стезю к выздоровлению, можно и с помощью музыки создавать.

Я говорил, начало музыки и конец, если есть мелодия и гармония, то создается алгоритм достижения, легче человеку автоматически с помощью ассоциативной памяти настроить мозг, настроить образ выздоровления и легче к этому сам человек начинает двигаться. Что же случается, если соединить два несоразмерных в общем-то по тону и ритму музыкальных фрагмента? Возникает диссонанс. Современная музыка вся на диссонансах. Диссонанс, если взять пение ветра, тут же шлепание по грязи звуки, то у человека ничего, кроме ситуации войны, которую он видел по телевизору, не будет всплывать. Такая музыка хороша для разбивания стереотипов мышления. Если человеку такое запустить, диссонирующую современную музыку, то у человека разрушится подсознательно все что угодно. Как вы понимаете, такое поведение свойственно подросткам. Они – разрушители-революционеры всего и вся, поэтому такая музыка.

Но для больных, как это не парадоксально, опасно её слушать. Есть некоторые музыкальные произведения, про которые сами музыканты говорят, что это буквально мертвечина и синева на навозной куче, что это нельзы слушать. Некоторые ритмы Стравинского, допустим, ещё каких-то композиторов. Они гениальны по изобретательности, но если человек очень восприимчив и к ним прислушивается вживается, позволяет своему ассоциативному ряду, который, как мы знаем, вызывает телесные ощущения, а за ними обмен веществ, следовать, то были случаи, которые буквально в музее Стравинского умирали люди.

То есть здесь мы приходим к вредной музыке. И среди вредной есть и классическая музыка. Это тоже нужно понимать. И польза и вред музыки выходит как раз из этих ключевых вещей, про которые я вам попытался рассказать. Сочетание ритма, тона, мелодии, как ассоциативной памяти. Желательно, чтобы ассоциативная память, в зависимости от заболевания работала в сторону тяжелых к легким ритмам, если речь идет о выздоровлении. И тот, кто пишет музыку для здоровья, её очень легко почувствовать.

Я следую выражению известного американского издателя 19 века, издателя романов и прочей художественной литературы. Он, говорит, что когда авторы приносят мне для печати материал, мне достаточно наискосок пробежать 2-3 страницы, чтобы вынести вердикт – отдать в печать или нет. Он долго не раскрывал свой секрет, почему он так делал. Издание процветает. Как вы выбираете авторов? И потом он раскрыл уже в конце жизни. Очень просто. Ему достаточно пробежать глазами, понять… Как говорят: «За любой картиной художника видны уши художника». То же самое и в любом романе видны уши автора.

И он говорит, что критерий - вообще этот человек любит людей, или нет? Даже если детектив или ужасы, и в музыке, можно понять, любит ли человек людей. Если любит, значит будет пользоваться спросом. Даже возьмите фильм ужасов «Вий». Но его смотришь и понимаешь, что и режиссер и автор любят людей. Да, страшно. Но там все равно автор любит людей. А есть фильмы, вроде не фильм ужасов, а автор не любит людей. В музыке, если автор не любит людей, то её нельзя слушать.

Мне, когда я слушаю Стравинского, я понимаю, что это некая одержимость, он, чтобы избавиться от этой боли, он её выписывает. И такое ощущение, что сидит какой-то дьявол, который буквально диктует ему: если ты сейчас не напишешь это, чтобы другим было плохо, тебе будет плохо. Он отписался и ему хорошо. А другим плохо. К сожалению, есть такие музыканты. И есть такие авторы текстовых изданий, художники.

У нас есть методика, которую я использую при лечении психосоматических заболеваний тела. Если ребенку 10-11 лет и больше, есть простая методика – берешь листок и рисуешь свой страх или злобу и ненависть. Неважно, как ты умеешь рисовать. Бери цветные карандаши, чтобы больше эмоций и вырисовывай их. Потом складывай и не смотри. В конце дня следующий складывай и не смотри. То есть методика позволяет изнутри вылить и у ребенка проходит. То же самое и музыка может делать.

Мучает, мучает – если я сейчас не напишу картину или музыку, мне будет плохо, это надо выписать. И вот как рисовальный тест, извлечение из себя деструктивных состояний на рисунок или на ноты, вторая категория авторов – такие. Самое интересное, что такая мелодия тоже завораживает. Необычностью, болью, ибо это тоже гармония. Но это гармония смерти, болезни, это ведь тоже алгоритмы. И он завораживает своей естественностью. Тоской и потом берет в оборот и потом оттуда выйти очень сложно. Тогда мы автоматически из окружающего мира выйдем в мозг, мозг будет выбирать только плохое, что соответствует этой мелодии. Мы другого просто видеть не будем. Технически не будем. Это я прошелся по авторам, по способам рождения музыки. Поэтому из-за музыки видны уши композитора. Вот критерий – любит он людей или не любит. Вот смело можно на музыкантов перекладывать. Тот, кто любит, даже печальные песни, все равно после них какая-то светлая грусть остается. А тот, кто не любит, бодрые песни, но после них что-то как-то немножко подташнивает.

Что ребенку для его будущей жизни даёт то, что он занимается музыкой?

Если это делается с любовью к музыке и детям… Если уместно говорить компьютерным языком, форматирование диска. Нарезание магнитные дорожек, на которых впоследствии может быть записана информация. Просто пустой диск представляет некое магнитное пространство аморфное. В которое можно что-то запихнуть, но поместится меньше и непонятно как это все будет работать. Поэтому есть процесс форматирования.

Так вот музыка, если это делается с любовью, гармонично, с учетом тех факторов, о которых мы говорили, то это создает дорожки или скрижали судьбы, если хотите, пространство, которое потом может быть заполнено какой-то информацией. Это создает последовательности, алгоритмы для чего угодно. Гармоничные алгоритмы, не диссонирующие, не прыгающие по жизни как какие-то факторы, а создает возможность последовательного мышления, принятия решений и гармонии во всем, как ни странно, самые эффективные вещи – это самые простые вещи, а самые простые вещи сложнее всего создавать.

Простая вещь создается только гармонией. Абсолютным сочетанием с окружающим миром создается то, что называется простая вещь. Простая вещь – это абсолютная гармония. Совершенно не из музыки пример, но так как я служил в армии, автомат Калашникова. У него затвор. Это железка, которая живет сама по себе. Она монолитная, она крутится, она выполняет очень много функций, извлечение патрона, доставление патрона в ствол и т.д. Т.е. если действовать с помощью инженерной мысли, как вытащить одно, потом выбросить это, потом положить туда другое, все это закрыть, сделать выстрел… Вместо целого инженерного сооружения, где последовательно будет делаться одно, параллельно будет идти другой процесс, все это решено одной формой, одной железкой, определенной витой формы. Проще не придумаешь. Но для того, чтобы это придумать, человек думал, он вплел туда и песок и воду и землю все, где это может быть, как это должно работать и переживание человека за жизнь, за судьбу, за сохранность солдата.

Почему я привел эту вещь? Потому что я люблю механику и знаю, что все в этой жизни работает то, что простое. Если любой врач или терапевт, тем более психотерапевт, если он не может объяснить родителям ребенка на простом языке, что происходит, он никудышный. Если музыкант не может создать казалось бы на слух легко воспринимаемую мелодию, он никудышный музыкант. Если он говорит, что «я витаю в каких-то сферах, это не для всех» - он никудышный музыкант. Самая великая сложность – это простота. Наверное, так я бы сказал.

Что вы порекомендуете родителям, которые будут читать это интервью?

Сейчас детей начинают с детства в страхе готовить к одному: ты должен сдать ЕГЭ. Их не образовывают, как раньше, не дают кругозор, развитие… Ты должен сдать ЕГЭ. Для чего? Чтобы потом на работу и чтобы деньги. Это не воспитание… Это как кодировать на страхе от алкоголя. «Ты дооолжен учиться, чтобы ЕГЭ сдать». Он терпит эту школу, чтобы сдать ЕГЭ. Я учусь не для того, чтобы учиться, а для того, чтобы сдать ЕГЭ. Скорее бы его сдать! Когда он его сдал и когда у алкоголика кончается срок, который на страхе закодирован, он идет вразнос и потом уже никакое кодирование не понимает. Т.е. после ЕГЭ у человека запускается механизм: Больше учиться – никогда!

Жизненно необходимо найти способ детям от 3 до 6 лет вовлечь их в мир классической музыки. Или вообще музыки. Это период формирования базы, основ взаимодействия с окружающим миром. От 3 до 6 лет закладывается ведущая психическая функция мозга – это взаимодействие с окружающим миром. Как-то нужно найти, заразить ребенка, увлечь его музыкой. То во взаимодействии с окружающим миром будет заложена гармоничная (с помощью музыки) правильно алгоритмичная красивое взаимодействие с этим миром. Жизнь и дальнейшее интеллектуальное развитие будет опережающим. Недаром одесситы учат детей музыке даже насильно. Нужно на скрипке поиграть, можно её потом всю жизнь ненавидеть, но вот в детстве это нужно.