slideshow 1 slideshow 2 slideshow 3 slideshow 4

Домогацкая Ирина Ефимовна

Домогацкая Ирина ЕфимовнаДомогацкая Ирина Ефимовна

Директор музыкальной школы им. И.С. Баха. Автор многих книг и методических разработок для преподавателей детских школ искусств.

 

Ирина Ефимовна, я недавно беседовала с одной дамой, и она вспоминала свои школьные годы. Тогда в школе было пение, музыка, был хор общешкольный, хор девочек, хор мальчиков, хор каждого класса.

Понимаете, было время, когда общеобразовательная школа осваивала систему Кабалевского, эти знаменитые три кита, и как это вся страна обсуждала, собирались форумы учителей, и какие люди шли в школы! Это было очень серьезное достижение, потому что оно выражало государственные интересы. Кабалевский в той ситуации был носителем государственных интересов, он нес просвещение, музыкальное просвещение в школы. Сегодня представить себе аналогичный процесс даже невозможно.

Да, он прямо противоположный. Первый вопрос, который я хотела задать, таков: не музыканту, не обязательно одаренному ребенку, тому который впоследствии не станет музыкантом, а просто каждому, нужно ли ему знать, кто такой Бах, Моцарт, музыка, что это такое?

У меня есть совершенно четкое мнение по этому поводу. И я сейчас его выскажу.

В начале 90-х годов я организовала детский дошкольный центр при музыкальной школе. Он существует и успешно развивается и сейчас. И занимались мы там с детьми с трех лет. Тогда это были первые ласточки центров раннего эстетического развития. По результатам (это 91-й год, то есть, фактически, 20 лет) я знаю выпускников того центра, кто пошел учиться в музыкальную школу, кто не пошел, кто просто проучился в 3-4-5 лет в этом центре. Мы брали ребенка и развивали средствами искусства. Были разработаны методики.

 В результате выходили дети готовые к учебной деятельности. Они уже понимали, что такое учиться, что такое преподаватель, такой ребенок уже не рыдал и не привыкал к классу, когда он попадал в общеобразовательную школу, он был готов к обучению. Музыкальная деятельность готовила его к учебной деятельности, она учила его перестраиваться. Шло личностное развитие, у него развивался эмоциональный мир, что очень важно. Оказывается, средствами искусства можно наиболее эффективно развить эмоции человека, скорость реагирования. А эмоциональный мир, эмоциональное богатство – это связь человека с внешним миром.

Оказывается, все это средствами искусства формируется, как раз в том возрасте, когда ещё можно сформировать, развить, поправить, исправить. То есть к семи годам ребенок уже был личностно ориентирован в мире и готов вступить во взрослую жизнь. Аналогично, с какими-то поправками, мы можем говорить о школьном возрасте – такую же роль оказывает воздействие на ребенка средствами искусства. Оно, подчас, бывает единственно эффективным.

И такие дети более успешны в любом другом виде деятельности. И те, кто у нас учился, ( я наблюдала этих детей с того самого возраста), очень успешные дети. Они в языковых вузах, они в политике, бизнесе, они в общественной жизни, они в математических, художественных, музыкальных организациях… Огромный спектр применения своих способностей. И везде дети очень активны, эмоционально активны, активны социально. Они умеет отстаивать свои позиции, они имеют свой взгляд на мир, и их уже не обманешь. Всё это формирует просто музыкальная школа.

 Поэтому я в ужасе от тех процессов, которые захлестнули общеобразовательную школу. В общеобразовательной школе это всегда был не первый и не второй предмет, но она его снова теряет и теряет. А если мы потеряем ещё рядом стоящие оазисы, куда дети могут прийти и добрать то, что они больше нигде добрать не могут, если мы ещё потеряем и это, то это будет уже другая страна. Просто другая страна, уже с потерями в культуре, искусстве, традициях, в истории, в своих корнях.

Она уже продвинулась в эту сторону весьма.

Да. Как-то решительно и не очень заметно для общества. Обратите внимание, общество всколыхнулось только сейчас. А ведь процессы идут уже 20 лет. Наше терпение, надежда, что сегодня плохо, завтра, наверное, будет лучше. Огромный потенциал, накопленный системой, когда по инерции мы ещё двигались эти 20 лет. Была сила инерции. Сейчас она заканчивается. Уходят люди, молодёжь очень трудно завлечь на преподавательскую работу. И наши ожидания сейчас очень серьезны, поскольку это какой-то рубеж - или мы его перейдём, или мы его не перейдем.

Если мы его не перейдём, то будем просто откатываться назад. Потому что сил у системы уже нет. Поэтому нужны какие-то серьезные изменения.

Единственное явление в Российском государстве, которое всегда очень положительно и с интересом оценивалась на Западе, за рубежом – это, конечно, была русская культура.

Я бы хотела затронуть социальный аспект музыкального воспитания, и в качестве примера привести знаменитый опыт Хосе Антонио Абреу, его школьные оркестры. Каково социальное воздействие искусства, с Вашей точки зрения?

Оркестры – это высочайшая форма объединения людей, с другой стороны - очень древняя форма. Несмотря на то, что оркестр – очень сложное образование. Действительно, это серьезное явление, которое способно объединять людей. И Венесуэлу ли мы возьмем, Европу ли мы возьмем, Россию ещё какого-то времени мы возьмем - это очень важный элемент, благодаря которому доступно объединение людей разных возрастов, разных профессий, разных интересов.

Приведу Вам пример, в Республике Хакасия, одной из наших небольших республик, окруженной горами, там тоже хорошая сеть детских школ искусств, которую очень поддерживает руководство и развивает. Так вот, там в одном из небольших горных поселков директор музыкальной школы организовал три оркестра, то есть у него в поселке играют практически все. И людей это держит, это такое цементирующее вещество, которое создает внутреннюю культурную среду, где человек сам творит.

В этом особая эффективность такого явления как оркестр, что там человек сам творец, он создает сегодня, сиюминутно, поэтому людей так всегда тянет туда, как магнитом. Недаром в университетах за рубежом создаются оркестры, муниципальные оркестры в о всех городах Германии и так далее. Любое маленькое образование в Европе гордится тем, что у него есть свой оркестрик или оркестр.

Вся инфраструктура социальная – это то, что делает город городом, сообществом людей, где есть, куда пойти. Если говорить о России, то с точностью наоборот. Умирающие наши города и поселки ещё и потому умирают, что в них нет культурной среды. Как в одном из небольших городов Вологодской области (слава Богу, там есть музыкальная школа) - там есть одна большая улица. И как молодежь вечером проводит свой досуг? Она гуляет по этой улице. На одной стороне улицы находится уличного типа кафе, на другой – дискотека. И весь свой досуг молодежь проводит на этой улице. Они гуляют туда-сюда.

И в результате человек, прожив жизнь, не успевает раскрыться. Это самое ужасное. Он не услышал того, что мог бы услышать, он не почувствовал того, что он мог бы почувствовать, он не видел того, что он мог бы увидеть - то, что ему может дать наша сегодняшняя цивилизация. И если люди нашей страны как раз оказываются в большей степени в этих условиях, так за Отчизну обидно.

Последний вопрос: американский социолог Ричард Флорида говорит, что наибольшую ценность сейчас имеют таланты каждого человека, его способности. Та цитата, на которой я хотела бы сейчас заострить внимание: «Инновации в области высоких технологий невозможны без искусства и музыки». Я бы хотела услышать Ваше мнение.

Инновации создаются людьми. И здесь три составляющие: во-первых, люди способны творить новое . То есть это творцы. Во-вторых, это активные люди. В-третьих - это люди гуманные, потому что они должны создавать инновацию и понимать последствия этой инновации для людей, для общества.

Это три составляющие, которые формируются наиболее эффективно средствами искусства. То есть это способность творить, способность быть активным и способность быть гуманным, потому что человек творит для людей.

Это все вместе. Это все не оторвешь, не вычленишь.

Развитие цивилизации - это такой процесс, в котором должны быть все задействованы, она будет развиваться и не подойдет к своей последней точке только тогда, когда это будет все в рамках огромных культурных пространств, людских сообществ. Ведь все равно живем не для того, чтобы построить самое большое здание, самый быстрый лифт. Труд совершенствуется, человек уходит от ручного труда, а в результате тогда что? Это было бы бессмысленное существование.

Человек получает удовлетворение от творчества, вдохновения, создания и восприятия произведения искусства. Выше этого ничего нет. Поэтому цивилизация должна к этому стремиться.